Пошук
Розширений пошук








Головна » ЗМІ про нас » Публікації




Публікації
версія для друку
25 вересня 2015

ТЕРМИНАЛ Нефтяное обозрение

№ 45 (787) 9 ноября 2015 года

Резервный приоритет

Вадим Мосийчук

Создание стабилизационного топливного запаса в приоритетах нового руководства Государственного агентства резерва Украины

Недавно Государственное агентство резерва Украины (Госрезерв) получило новое руководство, а страна – новую надежду на то, что критически важный для энергозависимой Украины стабилизационный запас нефти и нефтепродуктов все же будет создан. Такие утешительные выводы напрашиваются, пообщавшись с руководителем Госрезерва Вадимом Мосийчуком, который дал «Терминалу» эксклюзивное интервью.

Вадим Адамович, как лично Вы относитесь к тому, что до сих пор в Украине не создан стабилизационный запас нефти, нефтепродуктов и других энергоносителей? Может ли себе позволить такое страна, находящаяся в состоянии войны, и 85% потребностей которой в топливе покрывает импорт? Что уже сделано для решения этого вопроса? Какие планы и перспективы?

Кабинетом Министров Украины и министром экономразвития Айваросом Абромавичусом была поставлена задача реформирования государственного резерва по европейской модели, что в теории предполагает и создание нового топливного резерва. В процессе работы обнаружен интересный факт – в странах-соседях Украины (Польша, Литва, Эстония, Венгрия, Чехия, Словакия) уже давно создан так называемый запас нефти и нефтепродуктов, согласно Директиве 2009/119/ЕС от 2009 года. Украина, наверное, единственная страна Евразии, которая не сформировала эти запасы. Что самое интересное? Оказывается, концепция формирования таких запасов была разработана еще во времена премьерства Юлии Тимошенко в 2009 году. В принципе, документ неплохой – обоснованный, качественный, с определенными показателями. Но с 2009 года в данном направлении фактически по настоящий момент не было сделано абсолютно ничего.

С чем это связано?

Либо со стратегической недальновидностью предыдущего руководства государства, либо, как минимум, с нежеланием. Но первое, на что надо ответить, а зачем вообще эти запасы нужны? Директива ЕС говорит о том, что они нужны на случай чрезвычайных ситуаций на нефтяном рынке. Это могут быть разные ситуации: какой-то обрыв предложений по рынку, существенный дисбаланс между предложением и спросом, чрезвычайная ситуация. И на все эти случаи стабилизационный запас должен быть – либо на 61 день среднесуточного потребления, либо на 90 дней среднесуточного чистого импорта. В Украине за последние месяцы была сформирована Рабочая группа, которая фактически по нашей инициативе провела свое первое заседание. Сначала она была создана под эгидой Министерства энергетики и угольной промышленности Украины во исполнение поручения премьер-министра Украины от апреля 2015 года. Сейчас мы совместно с Минэнерго при содействии Европейского энергетического сообщества договорились о том, что лидером этой группы будет Государственное агентство резерва Украины. Задача этой структуры – разработать и подать на рассмотрение Кабмина план стратегических действий по имплементации вышеупомянутой евродирективы в украинское законодательство. Еще раз хочу подчеркнуть, что Украина, подписывая документы по ассоциации с ЕС, взяла на себя обязательства по созданию минимальных запасов нефти и нефтепродуктов.

Каков конечный срок накопления этих запасов?

Конечный срок имплементации или фактического накопления этих запасов – 1 января 2023 года. По словам наших экспертов и по опыту других стран, времени на самом деле очень мало, так как запасы необходимо сформировать за счет определенных источников. Если разбить процесс накопления запасов по годам, то увидим, что на закупку ресурса нужны достаточно существенные финансовые вливания. Эти деньги не появляются сразу из воздуха.

Из чего будет состоять этот запас?

В принципе, евродиректива нас не ограничивает в продуктовом ряде этого запаса. По мнению Госрезерва, этот резерв должен состоять из не менее 75% конечного продукта (дизтоплива, бензина, авиатоплива) и не более 25% из сырой нефти. Такая позиция обоснована следующим: сегодняшняя конъюнктура рынка в Украине говорит о том, что быстро, оперативно и эффективно, то есть без лишних затрат, переработать нефть в конечный продукт у нас не получится по одной простой причине – у нас есть единственный работающий нефтеперерабатывающий завод – Кременчугский НПЗ. Соответственно, создание запасов нефти при предположении, что мы планируем перерабатывать ее только на одном заводе, создает дополнительные риски. Именно поэтому мы хотим сформировать запасы, по большей части состоящие из нефтепродуктов. Кроме того, пообщавшись с руководителями государственных резервов в других странах, я вижу, что общая тенденция, как минимум, стран Восточной Европы – это переход на хранение не нефти, а именно нефтепродуктов. С помощью конечного продукта мы можем оперативно выходить на рынок и обеспечивать дополнительные предложения, а также взаимовыгодно помогать нашим странам-соседям и так далее.

Как Вы видите источники формирования топливного резерва?

Здесь необходимо посмотреть, как работают другие страны. Я бы предложил отвечать структурировано – в рамках тех вопросов, которые задали наши коллеги из Европейского энергетического сообщества. Был, например, вот такой вопрос политический с их стороны: кто ответственен за формирование этих запасов? И дают наводящие мысли – правительство, государственный орган, какое-то отдельное юридическое лицо, трейдеры. Действительно, есть разные методики по формированию этих запасов в разных странах. Например, Швеция, Италия, Люксембург формируют запасы с помощью именно трейдеров. В таких странах, как Польша, Чехия, Словакия запасы формируются государством. Также существует вариант, согласно которому топливные запасы формируются так называемыми агентствами – отдельными юридическими лицами (Венгрия, Эстония, Ирландия, Словения, Хорватия). По нашему мнению, Украине все-таки следует пойти последним путем.

А смешанный вариант не рассматривается?

Нет, евродирективой предусмотрена только одна структура. Еще раз скажу, что эксперты ЕС и мы за создания отдельного юридического лица, по нашему мнению – государственной организации с расширенными полномочиями и наблюдательным советом. Под чьим, что называется, «крылом» оно должно быть? Если брать опыт наших стран-соседей, то в целом, мы видим, что стабилизационные запасы формировались изначально «под крылом» государственного резерва. В рамках заседаний нашей Рабочей группы мы пришли к выводу, что в целом такую структуру возможно сформировать «под крылом» Госрезерва. Это логично, поскольку Государственное агентство резерва Украины знает, как осуществлять закупки, знает порядок проведения всех процедур по накоплению материальных ценностей, в частности нефти и нефтепродуктов, владеет всеми процедурами по отпуску, а также емкостями по хранению нефтепродуктов, правда, только светлых. То есть, грубо говоря, сформирована вся база для того, чтобы запустить этот механизм. Как финансировать эту систему? Наводящие ответы, которые нам дают европейские эксперты, выглядят так: государственный бюджет, банковские кредиты, комиссии, определенные налоги. Уверен, что здесь тоже нужно смотреть на опыт других стран. Для Литвы, к примеру, это объединенная модель, когда с одной стороны в обязательном порядке формируются запасы из частного сектора (не менее 60 дней среднесуточного потребления) и с другой – 30 дней ложится на агентство. Совокупно получается 90 дней запасов нефти и нефтепродуктов. В Венгрии, с этой целью создана определенная ассоциация, которая заключила договор на револьверную кредитную линию с международными финансовыми институтами. Одномоментно они закупили топливо, а платят только проценты по этой кредитной линии и расходы по хранению. Также стоит отметить, что эти проценты и комиссии платятся участниками рынка – нефтетрейдерами, которые в обязательном порядке должны быть в рамках созданной ассоциации. В Польше также функционирует смешанная модель, когда с одной стороны обязательства ложатся на рынок. Эта система выглядит примерно так: агентство формирует запас в районе 22 дней среднесуточного потребления, а частный сектор берет на себя обязательство на 68 дней.

Цены на нефть, в принципе, сейчас идут вниз. Но эксперты прогнозируют, что со временем они будут расти. К 2023 году нет риска, что цены поднимутся, и придется покупать ресурс для украинского резерва дороже?

Отличный вопрос. Это и есть то конкурентное преимущество, которое Украина может использовать – конъюнктура рынка. Наши западные коллеги нам прямо так и говорят. У нашей страны есть реальный шанс. Когда цены на топливо находятся фактически около дна, и они будут некоторое время колебаться на этом уровне, мы можем без дополнительных, лишних финансовых вложений накапливать эти запасы из года в год, чтобы к дате «Х» пополнить запасы, тем самым сэкономив достаточно большую сумму денежных средств. Это надо использовать. Откладывать в ящик формирование этих запасов нельзя, а с финансовой точки зрения, наверное, и преступно было бы.

Насчет нефтепродуктов. По Вашим словам, структура запасов должна выглядеть так: не менее 75% готовых нефтепродуктов и не более 25% сырой нефти. Но нефтепродукты закупаются у нас в основном по импорту. Как будет формироваться топливный резерв, учитывая этот факт?

Похожие вопросы задают и наши коллеги из ЕС. Что держать – конечный продукт, или нефть. Свою точку зрения по этому поводу я уже высказал – бензин, дизель, авиатопливо. Где держать запасы нефтепродуктов? Варианты ответов от европейцев: внутри страны, за границей, на собственных или арендованных емкостях, в едином месте или раздельно, иметь возможность закупать или иметь физически это топливо? Евродиректива на самом деле позволяет хранить топливо, в том числе и за границей. Мы можем делегировать другим компаниям право хранить эти запасы. Где купить? Мы знаем, что у нас практически все топливо импортируется. Завозят его к нам, скажем так, наши крупные компании и некрупные, и «в белую», и не «в белую». К тому же, качество не всегда отвечает тому, что задекларировано. В связи с этим Госрезерв на своем примере инициирует программу по приведению технических стандартов топлива, которое будет закладываться в резерв, в соответствие со стандартами, существующими в Евросоюзе. Что это за стандарты? Мы пообщались с нашими коллегами из-за рубежа и пришли к тому, что компании, агентства, которые формируют минимальный запас нефти и нефтепродуктов, как правило, закупают ресурс на открытом рынке публично по тендерам. По стандартам все очень просто: три года – срок хранения и топливо должно отвечать экологическим нормам не меньше «Евро 5» без всяких добавок. Также мы можем привлекать к участию в тендерах нефтеперерабатывающие компании из-за рубежа напрямую, без всяких посредников. Мало того, я бы сказал, мы можем привлекать, поменяв стандарты, тех же трейдеров, работающих на европейских рынках, для поставки топлива в Украину на наши таможенные склады. Госрезерв владеет нефтеемкостями, на которых, по большей части, есть таможенные склады. Эту возможность нам просто необходимо использовать. Это позволит привлечь напрямую западных партнеров и создать определенную конкуренцию на рынке, что в итоге должно привести не только к снижению цены закупки, но также увеличить отчисления в бюджет в момент отгрузки топлива. Мы можем заключить договор с иностранным трейдером/нефтепереработчиком или таким же агенством, так называемый «tickets» («билетик»), то есть иметь возможность и право приобрести топливо тогда, когда оно нам надо, предполагая, что этот ресурс у нас уже есть в резерве. Такую схему используют повсеместно по всей Европе. Единственное, что считается правилом в Европе, это то, что такие «билетики» не дают возможность сформировать полноценные запасы.

Так как мы формируем долгосрочный резерв, как ни крути, все равно нам нужно закупать реальное топливо. Единственное, мы можем частично оставлять его на хранении там, где закупаем. Для Украины это большой плюс, ведь при таком варианте не будет вопроса о рисках, что топливо где-то утечет, его кто-то украдет или кто-то его спишет, подменит качество и т. п. В принципе, многие страны используют такой вариант. Знаю точно, что Латвия использует полноценно емкости Литвы по хранению своего топлива, они вообще не строят свои емкости. Та же Бельгия использует 70% емкостей Германии и близлежащих стран.

Переходим к следующему важному периоду по финансированию. В этом ключе отмечу, что возможен вариант использования кредитных линий, а со временем – и облигаций. То есть международные финансовые организации, которые поверят Украине, поверят в прозрачность и эффективность наших схем, которые мы будем предлагать по накоплению запасов, могут профинансировать закупку топлива. Они могут даже теоретически профинансировать закупку N-ного объема с обязательством хранить это топливо там, где они реально уверены в его безопасности. Таким образом, мы получим и дешевый финансовый инструмент, поскольку понимаем, что уровни процентных ставок в Европе – около нуля. Также мы получаем гарантии сохранности топлива. И третье – мы выполняем евродирективу. Позиция Госрезерва состоит в том, что источником финансирования накопления топливных запасов должны быть три элемента. Первое – государственный бюджет, определенные отчисления. Второе – частный сектор – нефтетрейдеры, которые должны быть задействованы в этой программе. И третье – использование финансовых инструментов из-за рубежа. Пропорции это уже вопрос техники и политического решения. Что касается государственного бюджета. На данном этапе нам кажется, что можно было бы, не вводя никаких дополнительных налогов, использовать часть акцизного сбора для финансирования ежегодного накопления резервных запасов. Это как вариант, но обсуждение продолжается.

То есть вопрос по созданию топливного резерва сейчас на стадии проработки?

Да. Согласно плану Рабочей группы, должны быть сделаны следующие шаги: должна быть определена статистика, которая дает прогнозы по потреблению разных видов топлива и подсчитано, сколько нужно денег на их покупку. Сегодня уже есть сырые цифры – 1,5 миллиарда евро на закупку всего запаса и примерно 601 миллион евро на постройку новых емкостей. И хоть эти цифры весьма условные, но, по крайней мере, они являются ориентиром, как выглядит наше предложение.

Согласно нашему плану, мы должны были сформировать в этом году Рабочую группу. Она уже сформирована. Дальше должно быть правительственное решение о стратегическом плане действий по формированию запасов (к декабрю 2015 года). Рабочая группа как раз и нарабатывает этот план. После того, как план действий будет принят, нам необходимо принять отдельные законы о минимальных запасах нефти и нефтепродуктов, которые бы отвечали евродирективе. По нашим ориентирам и обязательствам, закон должен быть принят к июню 2016 года. Дальше – вторичное законодательство под этот закон. Механизмы процедуры закупки и реализации тоже критически важны. Нельзя будет реализовывать или, грубо говоря, снижать государственные запасы одномоментно, потому что они будут большие, и выход ресурса из этого запаса на рынок может его всколыхнуть, изменив ценовую конъюнктуру. Поэтому здесь необходимы хорошо продуманные и прописанные шаги. Дальше идет формирование центрального органа, отвечающего за эти запасы. Как я уже сказал, наша точка зрения является такой, что это должна быть государственная неприбыльная организация (дедлайн – конец 2016 года). В общем, все делается для того, чтобы с 1 января 2017 года минимальные запасы нефти и нефтепродуктов уже начали накапливаться. Фактически накопление должно завершиться до 2023 года с полноценной системой отчета.

И здесь все-таки важно подчеркнуть, где хранить ресурс. Предварительно мы рассчитываем на 2 большие резервуара в нашем государстве. Первый – это нефтебазы будущего холдинга комбинатов нефтепродуктов Госрезерва, коих в настоящий момент 5, разбросанных по стране. Была шестая, но она в настоящий момент находится на временно оккупированной территории Крыма. Они позволяют нам хранить фактически до миллиона тонн. Да, эти нефтебазы нуждаются в модернизации. Да, необходимо провести технический аудит. Но они действующие, они есть. Поэтому мы не видим целесообразности создавать что-то новое, когда уже сейчас можно модернизировать то, что уже есть, по европейским стандартам. Вторым большим резервуаром, в котором могли бы храниться запасы примерно в таких же объемах (1 млн т – Ред.), являются емкости «Укртранснефти». Единственное – они фактически полностью заточены под сырую нефть. Таким образом, мы имеем возможность хранить и сырую нефть, и нефтепродукты. Также мы рассматриваем возможность участия частного сектора с его нефтебазами для накопления и хранения ресурса на рыночных условиях. И последний большой и важный канал для хранения это зарубежные емкости.

Какая часть планируемых запасов может храниться в резервуарах Госрезерва?

Мы сейчас как раз анализируем, какой запас мог бы храниться для нужд армии, для нужд частного сектора. Но я точно уверен, что большая часть этих емкостей будет реализована как раз под евродирективу.

Предположим, что до 2023 года все планы будут реализованы, и стратегический резерв будет полностью сформирован. Но если, не дай Бог, что-то вдруг случится до этого времени, есть ли какие-то планы экстренного реагирования по регуляции ситуации на рынке?

Этот топливный запас как раз и предназначен для того, чтобы сгладить не только серьезные ценовые колебания на рынке, но и когда происходит прерывание цепочки поставок. Простой пример: в октябре текущего года у нас реально произошел разрыв в поставках со стороны России. Фактически это чрезвычайная ситуация. Россия просто запретила поставки нефтепродуктов на территорию Украины. Могли ли мы как государство Украина, если бы имели эти запасы, распечатать их и выдать на рынок? Безусловно! Для этого это они и формируются. То есть, имея такие запасы, шантаж, который в отношении Украины проводит Российская Федерация, был бы затруднен. То же самое касается работы в зимний период, в частности, по вопросам мазута. Мазут – это альтернативный вид топлива для наших теплоэлектростанций и теплоэлектроцентралей. Он необходим. Поэтому в рамках евродирективы, имея возможность сформировать резервные запасы заранее, мы могли бы смело идти в зиму и знать, что мы ее переживем, так как у нас хватит запасов.

И все же когда будет конкретное решение по модели топливного запаса. И кем оно будет приниматься окончательно?

Окончательное решение по модели и плану действий по имплементации евродирективы и созданию минимальных запасов нефти и нефтепродуктов в Украине будет приниматься Кабинетом Министров Украины. Госрезерв взял на себя инициативу о том, что в рамках Рабочей группы совместно с нашими коллегами-консультантами из Европейского энергетического сообщества будут предложены варианты модели и план действий. Это должно быть сделано до декабря текущего, чтобы с 1 января следующего года уже иметь пошаговый план действий. Наше глубокое убеждение таково, что оттягивать процесс старта реализации этой программы не смысла, потому что мы теряем в деньгах, не используя сегодняшнюю конъюнктуру. Сейчас наполнение стабилизационных запасов обойдется нам дешевле, чем завтра. Мы должны это понимать. Да и в целом, Украине необходимо формирование этих западов даже с точки зрения безопасности государства. У нас есть желание, у нас есть понимание, у нас есть энергия, у нас есть поддержка. И мы будем двигаться вперед.

Спасибо за беседу!

Подробнее: http://oilreview.kiev.ua/2015/11/10/rezervnyj-prioritet/

 

 

 

 

Зеркало недели

Государственное агентство резерва Украины нуждается в евроремонте

Вадим Мосийчук 23 октября 2015-10-26

Государственный резерв Украины за более чем 20 лет своего существования дошел до того состояния, в котором просто не может выполнять свою главную функцию — предоставлять государству резервы в сложное время. Конечно, нельзя сказать, что эти государственные запасы абсолютно пусты — там, вопреки "усилиям" 19 руководителей ведомства, все еще кое-что есть. Даже в АТО ведомство передало много продуктов, топлива, других вещей, необходимых фронту. Вместе с тем волонтеры делают намного больше. Есть все основания полагать, что еще несколько лет такого безответственного отношения государства к Госрезерву, и эта система самоуничтожится. В нынешнем состоянии Госрезерв не способен помочь государству Госрезерв не реформировали с даты его основания — с 1991 г. Это типичное централизованное постсоветское ведомство, совершенно не отвечающее требованиям времени. Оно состоит из центрального аппарата (раньше 200 человек, а сегодня 77 согласно новому штатному расписанию), 39 предприятий (из которых только 26 — экономически активные) и свыше 450 ответственных хранителей разных форм собственности. Наши предприятия — это элеваторы, склады, нефтебазы, мельницы, холодильники и даже сахарный завод. Подобные по своей сути структуры существуют во всех странах мира. Вместе с тем ни в одной из них ее администрирование не убивало бы систему так, как в Украине. И это делалось сознательно. Систему Государственного резерва специально доводили до банкротства — целью было "обнуление" резервов. С учетом последних нескольких лет "управления" это подобно тому, как наш восточный сосед "принуждает к миру" своих украинских "братьев", — ни единого шанса оказывать сопротивление, принимая во внимание обеспечение государства стратегическими резервами, не было. Из системы "вынимали" лучшие предприятия и организации. Чего стоит вывод восьми элеваторов "под гул революции" из подчинения Госрезерва в Министерство АПК с дальнейшим запланированным рейдерским захватом — одним из наиболее вероятных вариантов. Более десяти лет Госрезерв недофинансировался в объеме, необходимом для выполнения своих функций. А с 2012 г. из общего фонда бюджета фактически не поступали деньги на накопление. Месяцами сотрудникам не выплачивались зарплаты. Не было даже возможности закупить самые необходимые канцтовары. Вместе с тем в СМИ агентство вспоминали только тогда, когда немотивированно росли цены на товары: "Где же Госрезерв со своей функцией сглаживания ценовой волатильности?". Читать это смешно — уже много лет ведомство в принципе не могло решать подобные проблемы, поскольку не имело для этого ресурсов. Бардак, царивший и кое-где еще продолжающий царить на предприятиях Госрезерва, сложно даже описать. Недавно в ходе аудита оказалось, что на одном из наших предприятий руководят неизвестные нам люди — трудно понять, откуда они взялись. Мы обратились в соответствующие органы. У Государственного резерва — исполнительных производств судов на миллиард гривен. Это доказанные случаи мошеннических действий с государственными резервами. Конечно, не факт, что мы этот миллиард для государства получим. Большинство должников уже находятся в состоянии банкротства или ликвидации. Остальные стараются любым образом избежать возврата денег. Чего только стоит последний случай, речь идет о компании, поставившей нам в 2011 г. некачественные нефтепродукты. Мы уже выиграли суд, обязавший компанию заменить это горючее и выплатить штраф в размере более 23 млн грн. Но ожидать получения такого большого штрафа вряд ли стоит, ведь уставный фонд компании — несколько тысяч гривен. И таких исполнительных производств у нас много. Или еще случай, когда принадлежащее Госрезерву зерно на сумму 30 млн грн несколько раз на бумаге безосновательно меняло своего владельца. За эту аферу мы уволили директора этого предприятия. Обратились в суд, ждем решения. В принципе система Госрезерва работает, процесс идет, а вот результата нет. Главный вывод о нашей работе в условиях АТО — система немобильна. И здесь вряд ли речь идет о коррупционных причинах этого недостатка. Просто регулятивные акты абсолютно не отвечают реалиям дня сегодняшнего. С момента поступления запроса от Министерства обороны на определенные ресурсы для своей деятельности до их получения проходит несколько месяцев — и это в условиях войны! Это касается таких жизненно важных ресурсов, как нефтепродукты, палатки, белье, продукты питания. Они не нужны на фронте через три месяца. Танкам необходимо горючее, чтобы сейчас идти в бой, но для выдачи горючего требуется длительное согласование в разных кабинетах. Однако отпуск резервов — это не единственная проблема, еще оперативно нужно их закупать и освежать. Сейчас это — забюрократизированная процедура с возможностью ее приостановки в любой момент в судах, Антимонопольном комитете и т.п. Фактически Государственный резерв за этот год смог закупить только консервы (600 тыс. банок) и дизельное топливо (18 тыс. т). Хотя должен был закупить 1,8 млн банок консервов, восстановить выданное в прошлом году на фронт горючее, те же палатки и прочее для армии и т.п. План освежения, согласно которому должны быть обновлены материальные ценности, был утвержден недавно, поэтому выполнить его полностью Государственному резерву не удастся из-за того, что слишком мало времени осталось до конца года. Причем такой план — это не только новые закупки. Согласно ему те ценности, которые почти просрочены или уже просрочены, должны быть реализованы, а на их место закуплены новые. Эта процедура занимает минимум два месяца. В лучшем случае мы сможем закупить их до конца года. Реформа в этом смысле должна быть радикальной и определять, что в дальнейшем Госрезерв должен подпадать под специальные нормы закупок (в т.ч. электронные закупки!) Подобных примеров много. Моя миссия — выведение Госрезерва с того дна, где он находился, и движение в направлении европейской модели Госрезерва. К понятной, эффективной и некоррумпированной системе ведомства. А как у них? Ни в одной стране ЕС таких продолжительных сроков закупок нет. На мой вопрос, как вы контролируете, что ваши материальные ценности не будут просрочены, украдены и т.п., мои коллеги из Европы реагируют с удивлением. У них это не вопрос ответственности руководителей Госрезерва, а сфера влияния правоохранительных органов. Принципы, на которых строится работа этого органа, исключают возможность коррупции. Достичь этого в Украине — наша цель. В Литве подобных случаев разворовывания госрезервов не было с конца 90-х годов прошлого века, в Польше — с начала 2000-х. Отсутствуют проблемы и с освежением. Действует принцип 50% — в законе прописано, что после окончания половины гарантированного времени хранения материальные ценности в обязательном порядке освежают. У нас по законодательству резервы на освежение направляют после окончания срока хранения. Старые резервы не продают, а утилизируют за счет государственных средств, которые не выделяются! Тупик. Для хранения государственных материальных резервов широко применяется частно-государственное партнерство. В Польше товары медицинского резерва хранятся в логистических центрах фармакологических компаний. Государственный резерв как агентство формирует номенклатурный перечень и объемы и заключает договор на обновление и обеспечение надлежащего хранения этих запасов. Государственный резерв Польши координирует только вопрос выполнения этих обязательств, а вопросами логистики — хранением, обновлением, отпуском — занимается частный сектор, получая за это деньги. Литва планирует распространить этот подход на хранение не только медпрепаратов, но и продуктов благодаря привлечению крупных продуктовых сетей. Опыт коллег из Европы стал предметом нашего глубокого изучения. Мы специально не рассматривали примеры "гигантов" госрезерва, которые могут себе позволить крупные накопления: США, Германии и т.п. Вместе с тем Литва, Польша, Чехия, Венгрия и Словения — это страны, опыт которых нас заинтересовал. Выводы очевидны. Во всех перечисленных странах, кроме Чехии, не существует мобилизационного резерва. Везде к хранению резерва привлекаются частные компании. Единственное, что не удалось исследовать, это какие суммы государственные бюджеты выделяют для формирования резервов, ведь во многих странах это государственная тайна. Но очевидно, что средства регулярно выделяются бюджетами стран, а запасы постоянно увеличиваются. Сейчас мы готовим новый закон о стратегических резервах Украины. Основа этого закона — литовский, польский и венгерский опыт. Принципиальных спорных вопросов нет. Есть технические нюансы, например, на кого можно было бы передать мобилизационный резерв, как координировать и формировать резервы нефтепродуктов. Впрочем, это детали. Дорожная карта реформирования Государственного резерва Задача новой команды Госрезерва — сделать так, чтобы эта система могла работать эффективно и прозрачно, используя внутренние резервы для своего обеспечения. Суть реформы — переход от централизованной, постсоветской модели к децентрализованной смешанной модели госрезервов, направленной на обеспечение стратегических запасов и денежных ресурсов. Переходим от принципа "все для всех в любых случаях" к принципу "неотложные нужды плюс деньги". Раньше категории денег в модели стратегических резервов нашего государства не существовало. Хотя многое можно в случае необходимости закупить с рынка — и не нужно тратиться на склады и логистику. Так делают в странах Европейского Союза. Резервы, которые будет хранить в дальнейшем Госрезерв, будут действительно стратегическими. Они будут обеспечивать нужды государства, прежде всего, в особый период, будут помогать с урегулированием чрезвычайных ситуаций и даже будут служить гуманитарной помощью. Номенклатура хранения должна быть пересмотрена. На сегодняшний день более 500 предприятий хранят что-то абсолютно устаревшее, ненужное для государства и даже получают за это деньги. Количество номенклатуры мобилизационного резерва — более 36 тыс. наименований. Но и в стратегическом государственном резерве количество номенклатуры должно быть уменьшено с 70 до 20 единиц. Запланированная система Государственного резерва к 2017 г. должна быть трехуровневой. На первом уровне — координатор, аналитический центр — собственно Государственный резерв, который будет определять, что нужно и для чего. На втором — министерства-распорядители (Минобороны, Минагропрод, Минздрав и МЧС). На третьем уровне — государственные и частные предприятия-хранители. В структуру Государственного резерва также по собственному желанию могут быть включены и органы местного самоуправления. Базисом Госрезерва в новой структуре определены домохозяйства, у которых и так всегда есть собственные запасы "на черный день", но это долгосрочная цель, которой уже достигли Швеция, Швейцария и т.д. Согласно новой концепции реформирования Госрезерва, у него забирают функцию интервенции на рынки для сохранения ценовой стабильности — о нереальности выполнения этой задачи сказано выше. Также планируется изъять мобилизационный резерв. Его нужно пересмотреть, что возможно — реализовать, что невозможно — списать и передать со временем. Государственный стратегический резерв будет храниться на двух площадках. Во-первых, на государственных предприятиях. На наш взгляд, в хранении зерна полностью полагаться на частный сектор нецелесообразно. Еще существует потребность в нескольких государственных складах, которые будут обеспечивать хранение промышленных и продуктовых товаров. Все остальное, что выходит за пределы минимальной номенклатуры стратегического резерва государства, должно храниться у частного сектора. С частными компаниями должны заключаться договоры. Будут выбираться компании на открытых тендерах, с четко определенными тарифами и ответственностью. Деньги на эту реформу не понадобятся — все изменения будут осуществляться за счет внутренних резервов. Надеемся, что огромная сумма судебных решений в нашу пользу рано или поздно превратится в важный ресурс, который поможет провести реформу без привлечения средств государства. В рамках обновленной структуры мы планируем организовать холдинг, в который соберем элеваторы и комбинаты хлебопродуктов, которые будут хранить зерно и будут иметь возможность быстро его переработать. Кому этот холдинг будет подчиняться со временем, это уже вопрос, но на первом, переходном, этапе — однозначно Госрезерву. Он может относиться к Министерству аграрной политики или другому органу и должен иметь правильную корпоративную структуру: наблюдательный совет, независимых директоров, качественное корпоративное управление. Работать он должен прозрачно, тарифы должны быть унифицированы. Такой подход позволит гарантировать отсутствие коррупционной составляющей независимо от того, кто возглавит этот холдинг или Государственный резерв в целом. В приоритете — топливный резерв Важным событием в рамках сотрудничества между Государственным агентством резерва Украины и подобными органами европейских стран стал круглый стол "Украина—ЕС: формирование стратегических резервов", состоявшийся 24 сентября по нашей инициативе. Представители Польши, Литвы, Венгрии и Австрии поделились с нашими министерствами своими наработками относительно накопления государственных резервов. Особое внимание было уделено именно резервированию нефти и нефтепродуктов. Круглый стол начал, а лучше сказать, возобновил давно приостановленное сотрудничество с Европейским Энергетическим сообществом, ведь теперь вопрос создания резерва нефтепродуктов — уже не проект, а реальные действия. Европейское Энергетическое сообщество — международная организация, которая была создана под эгидой Европейского Союза и призвана внедрять политику энергетической безопасности ЕС в странах, которые не входят в его состав. Эксперт по формированию резервов нефтепродуктов представил на круглом столе концепцию имплементации для Украины, разработанную секретариатом, и выразил готовность в дальнейшей эффективной кооперации. В рамках круглого стола состоялась встреча у премьер-министра страны Арсения Яценюка, выдвинувшего идею создания топливного резерва, который, кроме нефти и нефтепродуктов, содержал бы и запасы газа и угля. Вопрос сверхважный, учитывая зависимость Украины от получения этих ресурсов из-за рубежа, что часто отягощено политическим фактором. Сейчас мы разрабатываем модель создания топливного резерва Украины на базе Госрезерва. Украина — едва ли не единственная страна на континенте, которая взяла на себя обязательства по формированию резервов нефтепродуктов согласно Евродирективе 2009/119/ЕС от 14 сентября 2009 г. и еще ничего для ее имплементации не сделала. Накопление запасов нефти/нефтепродуктов — это длительный процесс, да и деньги, необходимые для выполнения этой евродирективы, быстро не появляются. Надо накопить минимум ресурс на 61 день среднедневного потребления, хотя некоторые страны делают накопления в объеме потребления на 90 дней. Это работа долгосрочная — выполнить Евродирективу 2009/119/ЕС мы должны до 2023 г. Рабочая группа по имплементации евродирективы была создана в июле этого года, по нашей просьбе, первую встречу она провела в сентябре. А после учреждения платформы по обмену опытом с европейскими системами резервов и проведения круглого стола Госрезерв заручился поддержкой со стороны секретариата Европейского энергосообщества, работающего со странами по внедрению требований евродирективы. Для участия в рабочей группе Госрезерва были направлены эксперты по нефтяным рынкам и независимые консультанты секретариата, на счету которых не один успешный опыт имплементации этого документа. План работы группы включает формирование модели новой структуры нефтепродуктов, проект плана действий по имплементации, подготовку первичного и вторичного законодательства как основы деятельности новообразованного фонда, а также обсуждение эффективных способов финансирования. Остается вопрос: на какой базе создавать этот резерв? В других странах площадкой для формирования резерва нефти и нефтепродуктов является Государственный резерв, он владеет мощностями для хранения и должен, согласно стратегии своего реформирования, эти нефтепродукты куда-то передавать. Зачем создавать что-то новое, если можно сделать топливный резерв на базе существующих нефтебаз? На упомянутом выше круглом столе было предложено создать холдинг по хранению нефтепродуктов на базе существующих мощностей Государственного резерва Украины. До конца 2015 г. концепция создания этого органа будет вынесена на рассмотрение Кабинета министров. Министерство энергетики и угольной промышленности согласилось, что главным в этой группе по созданию топливного резерва будет Государственный резерв. У нас есть все необходимое — опыт, мощности, а главное, четкое понимание того, что отсутствие топливного резерва угрожает экономической безопасности нашего государства. Ради этой безопасности и работает Государственное агентство резерва Украины.

Больше читайте здесь: http://gazeta.zn.ua/macrolevel/gosudarstvennoe-agentstvo-rezerva-ukrainy-nuzhdaetsya-v-evroremonte-_.html

 

 

Interfax-Україна

07.10.2015

Держрезерв виділив із запасів 60 тис. банок консервів та 80 т масла для населення Донбассу

 

З державного резерву України було виділено по 30 тис. банок рибних консервів і по 40 тонн олії гуманітарної допомоги для жителів Донецької і Луганської областей.

"На виконання розпорядження Кабінету Міністрів України з метою надання гуманітарної допомоги населенню Донецької і Луганської областей з державного резерву (ДО "Світанок") на сьогодні здійснено відпуск продовольчих товарів. Зокрема, 30 тис. банок рибних консервів і 40 тонн масла для кожної області", - йдеться в повідомленні прес-служби Держкомрезерву України.

Ці товари через Головне управління Державної служби з надзвичайних ситуацій у Харківській області будуть доправлені до Донецької і Луганської областей, де керівниками облдержадміністрацій продовольство буде розподілено серед населення.

Як повідомлялося, 5 жовтня у ДСНС України повідомили, що співробітники Служби 8 жовтня доставлять урядову продуктову гуманітарну допомогу для жителів Донецької і Луганської областей.

 

Урядовий кур’єр

09.10.2015

Вадим МОСІЙЧУК: «Із напіввійськової структури Держрезерв переорієнтується на цивільну»

Нещодавно голова Державного агентства резерву України Вадим Мосійчук презентував концепцію реформування системи Держрезерву. Він, представник інвестиційного бізнесу, три місяці тому різко змінив сферу інтересів і перейшов на держслужбу, у структуру, імідж якої зіпсовано корупційними справами і крадіжками. Цим вчинком шокував близьких і знайомих. Двадцятий в історії незалежної України голова Держрезерву (а вони на цій посаді в середньому працювали не довше року-півтора) бачить свою місію в реформуванні за європейським зразком, «обіленні» цієї структури і налагодженні її прозорої та ефективної роботи.

Із його приходом на посаду в кабінеті очільника Держрезерву з’явилися дві ікони, освячені батюшкою, щоб очистити приміщення від нечистих справ і думок (а їх у цій напіврозкраденій установі було багато). Вадим замовив карту 39 підприємств та організацій Держрезерву, на кожному з яких позначені найважливіші їхні показники — дохід, прибуток, завантаженість потужностей, заборгованість із зарплати, податки та збори. Завдання голови Держрезерву — перетворити їх на ефективні компанії.

У межах реформування Вадим Мосійчук хоче зменшити процедуру прийняття рішень із двох місяців (момент затребування резервів та відпуску) до європейських стандартів: у мирний час — не більше 5 діб, у військовий — не більше 24 годин. Для запобігання анексії підприємств (у Криму та на сході втрачено чотири підприємства) слід переглянути систему їхнього розміщення. Їх потрібно розташувати у безпечніших місцях. Про зміни у Держрезерві та плани реформування застарілої пострадянської структури за європейською моделлю «УК» розповідає голова Держрезерву Вадим МОСІЙЧУК.

— Пане Вадиме, як почуваєтеся у кріслі голови Держрезерву?

Голова Державного агентства резерву України Вадим МОСІЙЧУК

— На цій посаді завдань на порядок більше, ніж має топ-менеджер банку з іноземним капіталом. Як людина, що вийшла з ринку портфельних інвестицій, не задоволений роботою підприємств Держрезерву і бачу величезний потенціал підвищення їхньої ефективності.

Коли портфельний інвестор бачить у компаніях корупцію та крадіжки, то, звісно, він туди не інвестує або навіть забирає звідти кошти. А тут реальний сектор, і хочеш ти чи ні, маєш піднімати елеватори та нафтобази, що входять до системи Держрезерву, а держкошти скеровувати на накопичення матеріальних цінностей у країні. Якщо підприємство зовсім «мертве», очищаємо його від боргів і домовляємося з Фондом держмайна про приватизацію (маємо чотири, доведені до банкрутства).

— Очолювана вами структура функціонує за принципами, сформованими ще в колишньому СРСР. Які її атавізми вас вразили?

— Від бюрократії, яка панувала тут, у перші дні перебування на цій посаді у мене ледь не почали кипіти мізки. Не працювали з електронною поштою. Усі думки висловлювали на папері, та й ще на офіційному бланку. Замість того, щоб зайти в кабінет до колеги і спитати або з’ясувати проблемне питання про телефон, писали запити на комп’ютері, реєстрували бланк у канцелярії, звідки він переходив в інший кабінет.

Ця круговерть паперу — просто жах. За місяць тільки центральний апарат Держрезерву використовував 25 тисяч аркушів! Тому однією з моїх перших вимог було переведення в електронну форму звітів, доповідних. І тут я зіштовхнувся з іншою проблемою: люди у ХХІ сторіччі не знають, як вести електронне листування! Для впровадження такої культури спілкування влаштовуватимемо спеціальні тренінги. Уже частково перейшли на електронний документообіг, а до кінця року плануємо його впровадити в повному обсязі.

—  Були анекдотичні ситуації?

— Якось запропонував колегам надати мені плани та думки щодо ефективнішої роботи департаментів, відділів, секторів. За два тижні отримав великий стос паперів на фірменому бланку, адресованих міністрові економрозвитку і торгівлі, але… за моїм підписом. «За усним дорученням голови, згідно такому-то нормативному акту…, надаємо вам…».

— Держрезерв поділяється на дві частини: державний і мобілізаційний (у разі війни). Під час презентації нової концепції ви сказали, що останній можуть ліквідувати. Але ж у країні фактично війна.

— Радянська система резервів працювала під військові цілі, особливо мобілізаційного резерву (коли треба розгортати виробництво військово-промислової техніки і на час особливого періоду). До сьогодні зберігається застаріле обладнання 25-річної давності й деякі прострочені матеріали. Маємо понад 450 зберігачів мобрезерву — підприємств різних форм власності.

У такому вигляді цей резерв не потрібен. Плануємо на засідання Кабміну виносити питання розбронювання (відпуск матеріальних цінностей з мобрезерву без подальшого їхнього повернення) з наступною повною реорганізацією активів (можливою передачею до інших відомств), оскільки де-факто він не виконує свою функцію.

Із напіввійськової структури Держрезерв переорієнтується на цивільну. Тобто після реформування він складатиметься зі стратегічного резерву (так перейменували Держрезерв, до якого ввійде аграрний холдинг із хлібними базами і елеваторами зернопродуктів), резерву нафтопродуктів (холдинг) та фінансового резерву. Нині за законодавством можемо наприкінці дня мати лише матеріальні цінності, а Держрезерв повинен керувати і фінансовим ресурсом. Краще мати мінімум номенклатурних найменувань і гроші, на які можна купити все необхідне, ніж мати все про всяк випадок й не відповідати реаліям життя. Плануємо скоротити номенклатуру із 70 найменувань стратегічного резерву майже втричі, а із 30 тисяч найменувань мобрезерву залишимо на рівні «близько нуля».

— Плануєте ліквідувати й інтервенційну функцію Держрезерву, яку він нині виконує?

— Цю функцію він фактично не виконує: не підтримує окремих галузей, підприємств, організацій для стабілізації економіки. Це не його сфера впливу. Дисбаланси на продуктовому ринку має корегувати Міністерство аграрної політики та продовольства, із мастильної групи товарів — Міненерговугілля.

— Досвід яких країн використано під час підготовки Концепції?

— Здебільшого це моделі держрезерву трьох країн: польська, литовська, угорська. Плануємо, що в оновленому вітчизняному Держрезерві як структурі будуть координатори — 35 аналітиків-менеджерів і хороший аудит, який відповідатиме за роботу системи. Розпорядниками будуть представники міністерств і відомств (по 3—5 людей від кожного), які управлятимуть резервами на своєму рівні.

Зберігачів матеріальних резервів буде два види: державні зберігатимуть мінімальні номенклатурні найменування (продуктовий набір), усе інше зберігатимуть на підприємствах і організаціях приватного сектору. Органи місцевого самоврядування в межах децентралізації матимуть право приєднатися до системи резервів. У цьому році передбачено забезпечити нормативно-правове реформування Держрезерву. Наступний рік стане перехідним періодом, коли повноваження частково буде передано певним міністерствам і відомствам (агенція управлятиме лише резервом продуктів і зернової групи, нафти і нафтопродуктів). Третій період — повноцінне функціонування моделі Держрезерву-координатора.

— За рахунок яких джерел плануєте збільшувати матеріальні цінності країни?

— Одне з джерел — реалізація матеріальних цінностей у межах розбронювання мобрезерву. За результатами цього року плануємо отримати понад 6 мільйонів гривень, у 2016-му — понад 100 мільйонів.

Ще одне джерело коштів — виконання судових рішень. Нині до мільярда гривень перебуває на виконавчому провадженні за системою Держреєстру, які в ідеалі можуть повернути нам. Якщо отримаємо хоч би 5—10% цієї суми, це становитиме 50—100 мільйонів гривень. Кінцева мета реформи — створення потужної ефективної системи менеджменту Держрезерву з управлінням резервами та сталими запасами.

— Що вдалося за 90 днів роботи?

— Стратегічно сформували нове бачення системи резервів України, презентували концепцію реформування, готуємо законопроект про стратегічні резерви. Разом з Європейським енергетичним співтовариством плануємо виокремити з Держрезерву нафтохолдинг, який ляже в основу плану щодо імплементації євродирективи і дасть змогу країні сформувати нормовані запаси нафти та нафтопродуктів.

На тактичному рівні таке. До мого приходу в Держрезерв на листи чиновник міг відповідати протягом 30 діб (це дозволяє законодавство), навіть якщо питання можна було вирішити за одну хвилину. Тому я поставив умову: термінове питання вирішувати протягом доби, нетермінове — протягом тижня.

Наші підприємства працювали в 2014-му та нинішньому році у збиток. За 8 місяців цього року (через два місяці мого приходу на посаду) деякі з них показали прибуток і навіть перевиконали плани за цей рік (Кіровоградський КХП, Куліндоровський КХП, Одеська область, Чортківський КХП, Тернопільська область, комбінат «Айстра», м. Чернігів). Це свідчить про внутрішній нереалізований потенціал за умови правильної координації роботи.

Цього року прибуток на підприємствах Держрезерву має становити 3 мільйони гривень (за минулий рік чистий збиток досяг майже 5 мільйонів гривень).

Проводимо «чистку» на підприємствах силами власного аудиту, працівники якого їздять у відрядження в регіони. За їхніми результатами недбалі керівники звільняються за статтею або за власним бажанням. Активно співпрацюємо із правоохоронними органами і Держфінінспекцією.

— Чи маєте статистику із кримінальних справ?

— Відповідно до виявлених нестачі та порушень щодо зберігання зерна, відкрито кримінальні справи щодо 11 підприємств Держрезерву. Якщо такі справи його попередні керівники гальмували, то нині у разі перешкоджання перевіркам на наших підприємствах прошу осіб, які їх проводять, дзвонити мені на мобільний, щоб уникнути бюрократичного листування і дати їм хід.

Вікторія КОВАЛЬОВА,
«Урядовий кур’єр»

 ДОСЬЄ «УК»

Вадим МОСІЙЧУК. Народився у 1979 році в місті Тячів Закарпатської області. У 2000 році закінчив Севастопольський інститут ядерної енергії та промисловості (раніше Севастопольський військово-морський інститут) за спеціальністю інженер-електрик, а у 2007 році — Європейський університет (фах — економіка, фінанси). У 2003—2004 роках працював головним спеціалістом департаменту макропрогнозування Міністерства економіки та європейської інтеграції. У 2005 році обіймав посаду головного спеціаліста з активів компанії з управління активами (КУА) «КІНТО». У 2005—2008 роках — генеральний директор КУА «СЕБ Ессет Менеджмент Україна». У 2008—2013 роках — гендиректор КУА «Райффайзен Аваль». З березня 2014 року по червень 2015-го — незалежний фінансовий консультант. Головою Держрезерву України його призначено 26 червня 2015 року. 

ДОВІДКА «УК»

Держрезерв забезпечує матеріальні резерви країни. На його 39 держпідприємствах працюють понад 3,1 тисячі співробітників. У третьому кварталі цього року середня завантаженість потужностей комбінатів хлібопродуктів (КХП) досягає 28%, комбінатів промислово-продовольчої групи (склади і холодильники) — 54,5%, нафтобаз та комбінатів нафтопродуктів — 5%. 

 

 

Українська правда

У Держрезерві кажуть, що зекономили для держави більше 118 мільйонів

Середа, 30 вересня 2015, 09:54

 

У квітні 2015 року Держрезервом проводилась процедура закупівлі 18 тисяч тонн дизельного палива, переможцем якої було визнано ТОВ "Вог Аеро Джет" за ціною 23 970 гривні за тонну з ПДВ.

 

Про це йдеться у повідомленні прес-служби Держрезерву.

 

У зв’язку з оскарженням учасниками тендеру процедури торгів та закінчення установленого законом строку для підписання договору, підписання договору стало можливим лише після набрання чинності рішення суду з даного питання.

 

Проте, варто відмітити, що за результатами відкритих переговорів керівництва Держрезерву та переможця тендеру ТОВ "Вог Аеро Джет", виходячи з принципів прозорості та недопущення корупції, сторонами погоджено зменшення ціни закупівлі на 30%.

 

Практика прозорості та відсутність корупційної складової дозволила зекономити для держави понад 118 мільйонів гривень.

 

Замість акцептованої суми у розмірі  431,46 млн грн, згідно положень  додаткової угоди  цю суму зменшено до 313,36 млн грн.

 

Як пишуть "Наші гроші", суд зобов’язав Державне агентство резерву підписати договір з ТОВ "Вог Аеро Джет" вартістю 431,46 млн грн. щодо придбання дизельного палива.

 

27 липня закупівлю розблокувала ухвала Київського апеляційного адмінсуду, якою скасовано заборону на укладання договору з "Вог Аеро Джет". Але договір так і не підписали.

 

Держрезерв повідомив "Вог Аеро Джет", що не міг укласти з ним договір, оскільки у період 14.05.2015 року по 03.07.2015 року на підприємстві був відсутній керівник, а строк, відведений законом на підписання договору, сплив 30 червня.

 

Згодом Держрезерв пішов на поступки і продовжив строк дії пропозиції "Вог Аеро Джет" до 1 жовтня, що дало можливість укласти договір.

 

 

БИЗНЕС

Госрезерв нашел 210 млн гривен внебюджетного финансирования на 2016 год

19:04 28.09.2015

Госрезерв нашел 210 млн гривен внебюджетного финансирования на 2016 год

Внебюджетное финансирование Государственного агентства резервов Украины (Госрезерв) из его внутренних источников на 2016 год может достичь 210 млн гривен, сообщил глава ведомства Вадим Мосийчук ходе международной конференции «Украина-ЕС: формирование новой модели стратегических резервов, передает БИЗНЕС. 

По словам господина Мосийчука, для внебюджетного наполнения резервов ведомство видит три собственных внутренних источника. Первый из них – мобилизационный резерв, где ресурсы в настоящее время оценены в сумме 1 млрд 118 млн грн. «Там многое устарело, но ресурс там есть. При правильном разбронировании ресурсов и их прозрачной реализации по справедливой цене мы можем получать в год около 100 млн грн», – сказал глава Госрезерва. 

Вторым источником он назвал повышение эффективности работы предприятий Госрезерва, что может дать ежегодно 60 млн грн. 

 

Вадим Мосийчук: Для внебюджетного наполнения ресурсов Госрезерв видит три собственных внутренних источника.

Третьим источником в ведомстве видят использование сумм, взимаемых в пользу Госрезерва в виде санкций по судебным решениям. «На сегодня находятся в исполнении в пользу Госрезерва судебные решения на общую сумму более 1 млрд грн. 5% этих решений уже утверждены судами на сумму 50 млн грн. Эти средства могут быть направлены в Госрезерв Таким образом дополнительный внутренний ресурс финансирования составляет 210 млн грн», – описал ситуацию Вадим Мосийчук. 

Открывая конференцию Министр экономического развития и торговли Украины Айварс Абромавичус отметил, что Госрезерв был создан, чтобы сберегать стратегические ресурсы на случай войны, природных катаклизмов и рыночных дисбалансов. «Но у нас по факту теория не совпадает с практикой. Сейчас сильно забюрократизирована процедура отпуска товаров – более двух месяцев. Это не нормально. Институты управляются неэффективно, очень широкая номенклатура, куда большая, чем в соседних странах. В стратегическом резерве находятся 70 наименований, в мобилизационном – 36 тыс. 680 наименований. Мы до сих пор храним оборудование с 1970-х годов, старые консервы, которые до сих пор не утилизированы. В Госрезерве числятся 39 предприятий, и только 26 из них экономически активны. Капвложения в них не делались годами. Мы решили реформировать госрезерв в соответствии с нынешними объективными реалиями и стратегическим потребностям нашей страны», – сказал министр. 

 

 

Айварс Абромавичус: Мы до сих пор храним оборудование с 1970-х годов, старые консервы, которые до сих пор не утилизированы.

Первым шагом реформирования Госрезерва, по его словам, стал проведенный за три недели экспресс-аудит. «Обнаружили огромную недостачу. Самая крупная – отсутствие 250 тыс. тонн зерна на сумму около 800 млн грн по нынешней ценовой конъюнктуре. Также обнаружено отсутствие нефтепродуктов на сумму более 80 млн грн. Мы решили активизировать замороженные криминальные дела по злоупотреблениям, готовы предоставить прокуратуре всю информацию для дельнейшего расследования. Теперь мы переходим ко второму этапу анализа – расширенному комплексному аудиту предприятий Госрезерва, который завершим до конца года», – отметил глава Минэконмики. 

В свою очередь председатель Госагенства резерва Украины Вадим Мосийчук представил концепцию реформирования его ведомства. «Реформа про предложенной нами концепции означает трансформацию советской модели резервирования в современную прозрачную европейскую модель с учтем наших реалий. Мы переходим из модели «все для всех на все времена», к модели «критически необходимые ресурсы плюс денежные средства, на которые можно купить, все что необходимо», – описал он главный принцип концепции. 

 

 

Вадим Мосийчук представил концепцию реформирования Госрезерва. 

Согласно документу, реформированный Госрезерв будет выполнять три миссии: 

- обеспечение ресурсной безопасности государства; 

- обеспечение работ и профилактик по чрезвычайным ситуациям (ЧС) и помощь населению в случае ЧС; 

- предоставление гуманитарной помощи населению. «В новой модели, в отличие от старой, отсутствует интервенционная функцию», – обратил внимание глава Госрезерва.

Главной причиной неэффективной работы Госрезерва его глава назвал недофинансирование: «Госрезерв финансировал сам себя – что зарабатывал, то на себя и тратили. Естественно, этого не хватало». 

Концепция предусматривает избавление от неэффективных предприятий, а оставшиеся стратегические предприятия будут объединять в холдинги. При этом господин Мосийчук уверен в повышении эффективности работы предприятий Госмрезерва. «Только за два месяца, июль и август, некоторые действующие предприятия перевыполнили показатели прибыли за весь год», – отметил он. 

Вадим Мосийчук также рассказал о том, как проходил выбор модели концепции реформирования. «Выбор делали с учетом опыта европейских стран. Отмечу, что в соседних с нами европейских странах, как правило, все горезервы подчинены министру. Системы наполнения резервов разные – централизованная, например, как в Польше, ведомственная – в Литве, смешанная – в Венгрии. В европейских странах мобилизационный резерв отсутствует – за исключением Словакии и частично Чехии. В последней наполнение резервов на случай войны возложено на частный сектор. 

Европейский опыт свидетельствует, что наполнение запасов нефтепродуктов следует выделить отдельным направлением деятельности Госрезерва. Это соответствует Евродирективе-2009, по которой страны должны обеспечить минимально необходимый запас нефтепродуктов на 61 день среднедневного национального потребления или 91 день чистого импорта. «Это нашло отображение в нашей концепции», – отметил Вадим Мосийчук. При этом он почеркнул целесообразность делегирования части функций хранения и обновления резервов частному сектору – по европейскому принципу. 

В рамках концепции предусмотрено увеличение основных типов резервирования. «Сейчас существую у нас два резерва – государственный и мобилизационный. Нам надо три резерва – стратегический, финансовый, и резерв нефтепродуктов. «Со следующего года в Украине де-факто должно быть три резерва, де-юре утвердим это положение позже. Мобилизационного резерва здесь нет. Есть несколько путей его трансформации. Первый – кардинальный: разборнирование и продажа ресурсов, а также передача их части иным ведомствам по назначению их ответственности. После этого – ликвидация мобрезерва как института. Второй вариант – частичный: разбронирование и передача иным ведомствам. 

Для системы принятия решений использован литовский опыт. Главным координатор работы резерва выступает госагентство – реформированное ведомство предложено назвать «Национальное агентство резерва». 

Второй уровень: распорядители решений по отпуску, освежению и распределению ресурсов – несколько специалистов в каждом министерстве, работающих по инструкциям Госрезерва. 

Третий уровень – частный и государственный сектор для наполнения, обновления и хранения ресурсов. В переходный период (до года) эту функцию будут выполнять предприятия госсектора, потом присоединится частный сектор. Ему будет делегировано освежение и хранение ресурсов. «Должны быть привлечены прозрачные частные компании. В перспективе необходимо включение и домохозяйств. Мы видели, как последние полтора года граждане, волонтеры, обеспечивали нашу армию и нацгвардию в ходе войны», – отметил глава Госресурса. 

Предусмотрен в концепции и межгосударственный обмен резервами, например – нефтепродуктами: одна страна может доверить их хранение другой. Также допускается возможность хранения по обмену зерновых. 

Цепочка принятия решений в предложенной концепции выглядит так: Кабмин определяет номенклатуру запасов, их формирование координирует Госрезерв, Отпуск продуктов утверждает комиссия по выдаче материальных ресурсов. Срок принятия решений на отпуск ресурсов в мирное время – не более пяти суток, в особый период – 24 часа. 

По оценке Вадима Мосийчука, Украина получит действующую современную систему Госрезерва к 2017 году. Раньше не получится. Причины торможения – не готовы министерства и законодательство, отсутствует эффективная система хранения. Поэтому переходным этапом будет 2016 год. На этот срок Госрезерв сохранит себе функции по продуктам и резервам нефтепродуктов. По остальным ресурсам функции будут переданы министерствам. 

Также предусмотрено сокращение номенклатуры Госрезерва более чем в два раза – с 70 до 20 позиций. Мобилизационный резерв будет кардинально сокращен. По срокам хранения произойдет полный пересмотр, в частности, по нефтепродуктам срок хранения устанавливается в три года. 

По срокам освежения ресурсов предложено узаконить «принцип 50%» - автоматическое безусловное обновление запасов по истечению половины срока хранения. Также концепцией предусмотрена оптимизация персонала: сокращение более чем в два раза – с 3,5 тыс. до 1,5 тыс. сотрудников на начало 2017 года по всей системе. 

 

 

Интерфакс-Украина

Реформирование системы государственного резерва запланировано на 2016 год

Реформа Государственного агентства резерва (Госрезерва) Украины пройдет на протяжении 2016 года и, предположительно, завершится в начале 2017 года, сообщил глава агентства Вадим Мосийчук.

"Реформа не может идти долго – мы будем стараться, и я уверен, что, в принципе, к 2017 году у нас должна быть полноценная европейская модель резерва Украины", – сказал он во время круглого стола "Украина-ЕС: формирование новой модели стратегических резервов" в Киеве в четверг.

"Тем не менее, сразу полностью мы не можем трансформироваться – не готово министерство (МЭРТ – ИФ), законодательство, сама система эффективного хранения материальных ценностей, поэтому переходным этапом будет именно 2016 год", – добавил В.Мосийчук.

Согласно концепции реформирования Госрезерва, представленной главой агентства, в 2016 году планируется устранение мобилизационного резерва – его место займут резерв денежных ресурсов и резерв нефтепродуктов. Целью резерва денежных средств будет их оперативное трансформирование в другие ресурсы, необходимые в конкретной ситуации.

Он сообщил, что в рамках реформы планируется сокращение номенклатуры резервов с 70 позиций до 20, а также полный пересмотр сроков хранения (в частности нефтепродуктов) и сроков освежения материальных ценностей.

"Необходимо законодательно закрепить "принцип 50%": прошла половина срока хранения – товар в обязательном порядке идет на освежение", – сказал В.Мосийчук.

По его словам, в рамках реформы будут увеличены нормы накопления по зерновым и нефтепродуктам, а сроки принятия решений об отпуске продукции сократятся до пяти суток в мирное время и до 24 часов во время особого положения.

Он также сообщил, что за счет оптимизации работы персонала к началу 2017 года из более 3,5 тыс. сотрудников по всей системе государственного резерва останется максимум 1,5 тыс.

"Я и моя команда готовы трансформировать постсоветскую модель резервирования в современную, эффективную, некоррумпированную, прозрачную, европейскую модель с учетом сегодняшних реалий", – сказал он.

По словам В.Мосийчука, в рамках реформы Госрезерва планируется создание двух стратегических холдингов: один будет отвечать за резервирование нефтепродуктов, второй – за резервирование аграрной продукции.

"Холдинг – это не только эффективность и прозрачность деятельности, но и возможность привлечения оборотного капитала, широкая диверсификация, а также отличная возможность для создания фьючерсной биржи в аграрном секторе", – добавил глава Госрезерва.

Он уточнил, что у агентства имеются внутренние источники финансирования для проведения реформы, среди которых мобилизационный резерв, за реализацию материальных ценностей которого агентство планирует получать около 100 млн грн в год, а также подведомственные предприятия, которые, по мнению главы агентства, смогут давать более 60 млн грн в год.

"Как видите, от бюджета мы ничего не просим, все это должно дать нам дополнительные ресурсы для накопления материальных ценностей", – сказал В.Мосийчук.

Он также сообщил, что до конца 2015 года пройдет полная инвентаризация мобилизационного резерва.

По словам председателя общественного совета государственного комитета Украины по ресурсам Леонида Зяблева, данная концепция реформирования Госрезерва рассматривалась на общественном совете, где получила предварительное одобрение.

Как сообщалось, Кабинет министров 2 июля 2015 года назначил В.Мосийчука главой Госрезерва, после чего министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус поставил перед новым главой агентства задачу реформировать эту структуру и сделать ее прозрачной.

 

ЛІГАБізнесІнформ

В Госрезерве обнаружена недостача зерна на 800 млн грн

 

Экспресс-аудит Минэкономразвития обнаружил в Госрезерве недостачу зерна и нефтепродуктов на сотни миллионов гривень

Согласно экспресс-аудиту, проведенному в Госрезерве, обнаружена недостача зерна на 800 млн грн и топлива на сумму 80 млн грн. Об этом сегодня на круглом столе в Госрезерве заявил министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус, передает корреспондент ЛІГАБізнесІнформ.

"Для начала мы запустили экспресс-аудит, который мы закончили за три недели. К сожалению, обнаружены недостачи, среди которых, первое - 250 тысяч тонн зерна, это где-то 800 млн грн. Мы ищем, как повысить (зарплату сотрудникам, - ред.) на тысячу-две, а у нас перед глазами разворовывают зерно в особо крупных масштабах", - сказал он.

Абромавичус добавил, что была выявлена также недостача нефтепродуктов в Госрезерве - бензина, керосина на сумму, превышающую 80 млн грн. "Целью экспресс-аудита было понять нынешнее состояние институции, активизировать замороженные уголовные дела, чтобы они там просто не лежали, а двигались вперед. А также предоставить правоохранительным органам всю информацию для дальнейшего расследования", - сказал он.

По словам Абромавичуса, ведомство уже перешло ко второму этапу аудита Госрезерва. "Это проведение расширенного аудита, который даст нам полное понимание того, в каком состоянии находится Государственный резерв", - отметил он.

 

ИСТОЧНИК

Госрезервы будут наполнять по-новому

Государственное агенство резерва Украины изменит принцип своей работы. Концепция реформирования ведомства предусматривает внедрение новой модели государственного стратегического резерва - накопление определенных запасов и денежных средств, в том числе и в иностранной валюте. Предприятия отрасли будут объединены в холдинги по специализации. Отдельно создадут Госрезерв нефтепродуктов – этот пункт определен соответствующей директивой ЕС.

Сейчас эта система очень большая, неэффективная, хранителей заявлено больше 500, хотя фактически работает значительно меньше. Очень много материалов, особенно мобилизационного резерва, хранятся с 70-80 гг.

Но , тем не менее, по словам председателя Государственного агентства резерва Украины Вадима Мосийчука, на самом деле все не так критически плохо, как может показаться на первый взгляд. Даже несмотря на 24 года постоянного разворовывания запасов ведомства, списывания и т.д. Сохранились запасы по нефтепродуктам, по медицине, по промышленной и продуктовой группам. Неплохие запасы есть и по мобилизационному резерву, правда, о фактическом состоянии дел тут можно будет сказать только после полного аудита к концу года.

«Одной из главных причин плачевного состояния дел в Госрезерве стало постоянное недофинансирование - фактически из бюджета средства для Госрезерва перестали поступать с 1 января 2013 года. Все это время Госрезерв финансировал себя сам – что зарабатывал, то и тратил », - подчеркнул Вадим Мосийчук.

 

INSIDER

Держрезерв пропонує створити запас нафтопродуктів в об’ємі 90 днів імпорту

 

В Україні має бути створений резерв нафтопродуктів в об’ємі, що дорівнює обсягам двох місяців  споживання або трьох місяців імпорту.

 

Про це йдеться в концепції реформування Державного агентства резерву України, яку обговорювали під час круглого столу "Україна - ЄС: формування нової моделі стратегічних резервів", повідомляє прес-служба відомства.

 

"Окремо буде створений державний резерв нафтопродуктів, наявність якого визначена директивою ЄС. В цій директиві визначена необхідність зберігання сирої нафти/нафтопродуктів з розрахунку 61 день споживання або 90 днів імпорту", – зазначається у повідомленні.

 

Згідно з повідомленням, концепція реформування Держрезерву також передбачає об’єднання підприємств сфери агентства у холдинги відповідно до спеціалізації з метою посилення контролю за їхньою діяльністю.

 

Концепція також визначає, що в Україні буде запроваджена децентралізована змішана модель державного стратегічного резерву, який буде складатися з особливих національних запасів (згідно переглянутої номенклатури) та грошових коштів (в національній та іноземній валюті), на які будуть купуватися матеріальні цінності, призначені для забезпечення стратегічних потреб держави.

 

Wikilex. Новини

В Госрезерве недосчитались зерна и нефти на миллионы гривен

По словам министра, куда-то безвозвратно из государственного резерва исчезли 250 тысяч тонн зерна, в то время, как его пытается тщетно изыскать одну или две тысячи на повышении зарплаты своим сотрудникам. Теперь, после проверки Абромавичус пообещал перевести в активную фазу замороженные уголовные дела. Представителям правоохранительных органов будет предоставлена вся необходимая информация. Также, в планах министерства начать второй этап проверки Госрезерва.

 

 
























  Розробник: Корпорація Софтлайн (Україна)
© Державне агентство резерву України